Перезагрузка на антинаркотическом фронте

В сентябре 2009 г. «перезагрузка» российско-американских отношений, объявленная еще в начале года, кажется, начала обретать первые конкретные очертания. США объявили об изменении планов по строительству элементов ПРО в Европе, Москва заняла весьма конструктивную позицию в отношении «иранского вопроса», был сделан ряд знаковых заявлений с обеих сторон. Одним из важнейших событий в этом ряду стал визит председателя Государственного антинаркотического комитета России, директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова в США, положивший начало практической деятельности рабочей группы по противодействию незаконному обороту наркотиков и комиссии Медведева-Обамы.

То, что работа «перезагрузочной» комиссии началась с взаимодействия силовиков, стало довольно неожиданным. Учитывая в целом либеральную риторику президента Медведева, наблюдатели рассматривали в качестве «флагманов перезагрузки» рабочие группы по гражданскому обществу или развитию деловых связей. Однако выбор антинаркотического фронта в качестве стартовой площадки для запуска нового формата российско-американских отношений тоже имеет свой резон: тема стоит крайне остро как в США, так и в России. 
 
В США, по данным специалистов, около 13 миллионов человек постоянно употребляют наркотики. По оценкам госдепартамента, оборот черного рынка наркотиков превышает 60 миллиардов долларов, а их употребление наносит ежегодный ущерб в размере 600 миллиардов. Все большую обеспокоенность американской общественности вызывает рост производства, транзита и потребления наркотиков в Косове, Ираке и США, где в составе международных контингентов расквартированы крупные соединения американских войск.

Отсутствие регулярных проверок американских солдат и гражданского персонала на предмет употребления наркотиков заставляет вспомнить героиновую эпидемию периода вьетнамской войны. В тот период до 15% военнослужащих, находившихся в Индокитае, употребляли дешевый опиум стран «Золотого Треугольника». С 1969 по 1975 гг. количество героиновых наркоманов в США выросло в 10 раз. И сегодня общественность опасается повторения этого сценария. 
 
В России проблема потребления наркотиков приобрела характер национальной катастрофы, о чем в последнее время прямо заявляют антинаркотические ведомства страны. «На игле» сидит до 2,5 млн. человек и около 30 000 человек, в основном, в возрасте до 39 лет гибнут от наркотиков ежегодно. Подавляющее большинство (90%) наркоманов в России – героиновые наркоманы, употребляющие наркотики афганского происхождения. Экономический ущерб от наркотической эпидемии оценивается в 50 млрд. долл. 
 
Таким образом, выбор антинаркотической политики в качестве площадки для старта перезагрузки вряд ли можно назвать случайным. Проблема незаконного оборота наркотиков стоит остро в обеих странах, и усилия, направленные на ее решение, могут принести дополнительные очки руководителям и России, и США. 
 
Встреча Виктора Иванова с американским визави Джилом Керликовски прошла 24 сентября в Вашингтоне. Примечательно, что Джила Керликовске, занимающего пост руководителя управления Белого Дома по антинаркотической политике, в США принято называть «антинаркотическим царём», Drug Czar. Это выражение, «антинаркотический царь», ввёл в оборот четверть века назад будущий вице-президент США Джо Байден. Виктора Иванова по аналогии с американской традицией также можно называть российским антинаркотическим царём, поскольку помимо должности директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, он занимает также пост председателя Государственного антинаркотического комитета России – своего рода «совбеза по проблеме наркотиков», надведомственного органа, вырабатывающего и координирующего государственную антинаркотическую политику.

Примечательно и то, что, как позже обратил внимание российский чиновник, «силовая» карьера обоих антинаркотических царей начиналась в городах с одинаковым названием – Санкт-Петербург. Вероятно, это в некоторой степени упростило в целом крайне сложные и противоречивые переговоры. Уже накануне визита Иванова в российских и американских СМИ были опубликованы материалы, выявившие глубокое различие в подходе сторон к главному вопросу повестки дня – вопросу о борьбе с производством наркотиков в Афганистане. 
 
США, проанализировав прошлый неудачный опыт уничтожения (эрадикации) посевов мака, устами специального посланника президента США в Афганистане и Пакистане Ричарда Холбрука приняли решение об отказе от массового применения этого метода. Российская же сторона недвусмысленно и неоднократно дала понять, что она наоборот, желает усиления и расширения эрадикации, использования для борьбы с маковыми посевами технологии распыления дефолиантов с воздуха, с успехом и при полном соблюдении экологических стандартов применяемой США в других регионах.

Например, в Колумбии, где используется метод эрадикации путем распыления химикатов с самолетов, в прошлом году из примерно 280 тысяч гектар посевов коки было уничтожено 230 тысяч (то есть 75%). В то же время, при борьбе с посевами мака в Афганистане использовались лишь ручные средства и тракторы, в результате чего эффективность этой борьбы не превысила 3%. 
 
Основанием для отказа от массовой эрадикации с американской стороны служит ссылка на то, что лишенные средств к существованию крестьяне, ранее выращивавшие мак, пополнят ряды движения «Талибан». Поэтому якобы единственным эффективным путем борьбы с производством опиума является стимулирование посевов альтернативных культур (например, пшеницы). По мнению Виктора Иванова, такой путь является тупиковым, поскольку товарное производство легальных сельскохозяйственных культур, как правило, требует высоких технологий, долгосрочных вложений и, в конечном счете, военно-политической стабильности в регионе, которая позволила бы крестьянину спокойно трудиться в течение всего года. В условиях же постоянной войны, когда посевы в любой момент могут быть уничтожены, этот труд оказывается бессмысленным. 
 
К этому следует добавить, что ни одна легальная культура не сможет сравниться с опийным маком по показателям экономической эффективности. И не только из-за высокой цены на опиум, но и в связи с тем, что опиум у крестьян напрямую покупают местные наркобароны, которые не только платят живые деньги, но и кредитуют производство. В то время как для сбыта и переработки другой сельхозпродукции требуется специальная инфраструктура, которой в Афганистане нет.

О несогласии с российской позицией американская сторона заявляла перед визитом Иванова несколько раз: устами эксперта Брукингского института Ванды Фельбаб-Браун, пресс-секретаря Госдепа Яна Келли. Вероятно, такую же позицию высказал своему российскому коллеге и сам «антинаркотический царь» Джил Керликовски. Тем не менее, по целому ряду позиций между сторонами были достигнуты важные договоренности. 
 
Как сообщила пресс-служба ФСКН, «в ходе встречи стороны обсудили организационные вопросы, согласовали регламент рабочей группы, договорились о создании трех подгрупп для экспертной проработки вопросов, рассматриваемых рабочей группой, по актуальным направлениям: подгруппу по организации взаимодействия в сфере борьбы с незаконным производством и трафиком наркотиков растительного происхождения в различных регионах мира (Афганистан, Колумбия и другие), подгруппу по организации взаимодействия в сфере мониторинга наркоситуации, профилактики, реабилитации и лечения наркобольных и подгруппу по вопросам сотрудничества в области совершенствования правовых стандартов, администрирования и уголовно-судебного преследования». Кроме того, была установлена «Горячая линия» между офисами господина Керликовске и аппаратом ГАК России.

Однако еще более важным является то, что американская сторона вынуждена признать особую важность проблемы афганского наркотрафика и в целом наркотической проблемы в современном мире и, пусть только на словах, но согласиться с необходимостью активизировать борьбу с наркобизнесом. И в этом смысле оказалось, что Россия выбрала весьма выгодную для себя тему в качестве флагмана перезагрузки. 
 
Дело в том, что при всем стремлении военных кругов США использовать афганский наркотрафик для нагнетания напряженности в Центральной Евразии и усилении своего контроля над ней, открыто отказаться от сотрудничества в борьбе с этим явлением США не могут. Но первые, даже робкие и формальные шаги в этом направлении открывают целое поле возможностей для российской дипломатии. Во-первых, расширяя практическое взаимодействие в сфере антинаркотической стратегии в Афганистане, США вынуждены втягиваться в борьбу с местными наркобаронами.

А поскольку ряд из них обладают вооруженными силами, сравнимыми с правительственными, то эта политика неизбежно приведет к временному росту конфликтности и вынудит еще более детально и пристально рассматривать проблему афганского наркотрафика, усиливать антинаркотическую составляющую афганской стратегии США. Во-вторых, вновь открывая затихшую было дискуссию об усилении борьбы с наркогосударством в Афганистане, российская сторона активизирует внутренние противоречия в американской администрации. 
 
А свидетельств их наличия в последнее время появляется все больше. Так, ярким эпизодом стало заявление Госсекретаря США Хиллари Клинтон в ответ на информацию об афганском докладе генерала Маккристалла, в котором делался вывод о необходимости наращивания военного контингента США в Афганистане. «Вы знаете, есть другие оценки ситуации в Афганистане, оценки военных аналитиков очень высокого уровня, которые работали в контрразведке. И эти оценки говорят прямо обратное» – заявила госсекретарь в интервью телеканалу PBS. – «Доклад Маккристала крайне важен, но это лишь часть более объемлющей картины и существует значительное количество других соображений, которые необходимо принимать во внимание».

В этой связи немаловажно и то, что по сообщениям ряда СМИ, новая афганская стратегия США, включая отказ от эрадикации посевов мака, была разработана и представлена Р.Холбруком вопреки мнению Х.Клинтон. 
 
Таким образом, через активизацию антинаркотической тематики Россия получает удобную площадку для диалога с США – площадку, позволяющую оказать ощутимое давление на Вашингтон и в целом вести себя с ним на равных. 
 
Однако не менее, если не более, важным является еще один аспект имевших место на антинаркотическом фронте событий. В своей речи в Центре Никсона 24 сентября, где присутствовали представители американского истеблишмента и экспертного сообщества, а также в других выступлениях, Виктор Иванов высказал идею придания проблеме афганского наркотрафика статуса угрозы международному миру и безопасности в соответствии с Уставом ООН. «Отнесение в рамках ООН вопросов борьбы с незаконным оборотом наркотиков исключительно к компетенции Генеральной Ассамблеи ООН уже не отвечает требованиям времени. Декларации и планы действий, не подкрепленные конкретными обязательствами сторон и механизмом контроля за их исполнением, малоэффективны в ситуации масштабных наркопроизводства и наркотрафика.

Очевидно, проблема наркотиков должна быть подведена под прямое действие СБ ООН и квалифицирована как угроза международному миру и безопасности, для чего США совместно с Россией должны предложить данный вопрос в повестку специального заседания Совбеза ООН и консолидировано выработать необходимый алгоритм действий (от санкций до специальных международных операций на основе Статьи 42 Устава ООН)». Примечательно, что эта инициатива хоть и не была открыто поддержана американской стороной, но и критике не подверглась. Вполне возможно она будет обсуждена в рамках рабочей группы еще раз уже до конца 2009 года. Принятие такой формулировки и придание проблеме афганского наркотрафика статуса угрозы международному миру и безопасности будет означать, по сути, переворот геостратегической ситуации в Центральной Евразии.

По сути, это приведет к необходимости пересмотра целей и задач присутствия в Афганистане международного контингента, создаст возможность усилить присутствие Российской Федерации в регионе с целью повышения эффективности борьбы с наркотранзитом и в целом позволит на порядок более активно влиять на ситуацию в «хартленде». Немаловажно и то, что новый статус проблемы наркотрафика открывает новые возможности для глобальной борьбы с этой угрозой, связанной с выявлением незаконных, завязанных на наркоторговлю капиталов, политических и военных структур, опирающихся на них. Коме того, борьба с наркоторговлей как угрозой международному миру и безопасности требует существенного пересмотра целого ряда ключевых понятий и механизмов современного международного права. Это позволяет заложить практическое, конкретное содержание в дискуссию о реформе международной системы безопасности, о необходимости которой неоднократно заявлял президент Д.Медведев. 
 
Безусловно, разворачивание антинаркотической тематики указанным выше образом связано с целым рядом трудностей и противоречий вызовет противодействие влиятельных в США и других странах сил. Однако, по крайней мере, это направление дает России возможность рассчитывать на важные геополитические и мирополитические дивиденды, которые, в то же время, вполне совместимы с укреплением национальной безопасности и защитой интересов США. А нахождение подобных уникальных площадок, позволяющих сочетать интересы сторон, вероятно, и представляет собой истинный смысл и содержание «перезагрузки».

Сленг Часто употребляемые выражения наркоманов

Классификатор Наркотических средств